Первомайский



Домашняя
Вверх
Торговый Зал
Схема проезда
Ссылки
Форум

 

ООО Торговый центр "Первомайский"

www.pervomay.ru

www.pmay.ru

 

Рекомендуем Windows  Internet Explorer

 

 

 

 

Домашняя • Вверх • Стромынь • Сергий Радонежский • Дмитрий Донской • М.И. Козырев

А. Мельников

История возникновения села Коровицыно - Стромынь Богородского уезда (краеведческое исследование).

 

Стромынь

 

В 30-ти км на север от Ногинска, на кольцевой дороге, на левом берегу реки Дубенки расположено большое старинное село Стромынь. До второй половины 19 столетия это село называлось Коровицыно, Коровицено, Коровниково - по-разному в различных источниках.

Как же родилось это название? Само придорожное село возникло, вероятно, с того самого времени, когда дорога из Москвы на Суздаль и Владимир стала довольно оживленной, скорее всего, не позднее 14 века. Во всяком случае, достоверно известно, что в 80-х годах этого века Коровицыно из великокняжеского подчинения, то есть из дворцовой вотчины перешло в вотчину монастырскую. В народе живет легенда, что первое поселение здесь, на скотопрогонном тракте, появилось для отдыха гуртовщиков и сторожей, а потом на этом месте возникло село. Что ж, каждая легенда имеет право на существование.

В писцовой книге, вышедшей в Санкт-Петербурге в 1872 году, сказано: "... в селе Коровицыно, в 1573-74 гг. имеется церковь Никола Чудотворец..."

Из исторических источников явствует, что через село проходил скотопрогонный тракт. По нему в Москву перегонялись гурты телят и коров из Северо-Восточного угла Московского уезда (губерний тогда еще не было), и ближних районов Владимирского края, где крестьяне занимались как самостоятельным промыслом выпойкой телят. За летний сезон через село перегонялось от 7 до 10 тысяч коров и от 40 до 50 тысяч телят. Здесь в окрестностях села существовали пастбища (полевщины), которые за плату сдавались гуртовщикам. Каждый раз после ухода скота на следующее пастбище, которое находилось в районе села Успенское, коровицынские луга покрывались гниющими трупами погибших животных, служившими причиной распространения чумы. Загаженные извержениями зачумленных животных участки полевщины, тысячи мух, слепней, оводов, смрад и зловоние... Такая картина (а нашествия животных повторялись ежегодно на протяжении нескольких столетий) осталась в памяти местных жителей. Потому и получило селение название "Коровицыно".

От Коровицына отходил скотопрогонный тракт, тянувшийся мимо деревень Щекавцево, Мамонтово, Бабенки до села Успенское. Эта дорога, с каждым годом все более уплотняясь копытами тысяч животных, превратилась в широкий лесной "проспект". Сейчас он сильно зарос, но местами все же заметен - до постройки кольцевого шоссе эта дорога была связующей нитью с деревнями Щекавцево и Боровково.

Надо сказать, что угрожающее положение с доставкой животных в Москву (гибель их в дороге и распространение инфекционных заболеваний, опасных и для людей) дошло до царского правительства. В конце 19 столетия скот, перегоняемый прежде по Стромынскому, Владимирскому и Санкт-Петербургскому трактам, стали перевозить по железной дороге.

Село же с названием Стромынь свое датоисчисление начало с 14 столетия, когда оно стало упоминаться в актах и на картах Древней Руси. Таких источников около десяти, и все они связаны с Успенским Дубненским монастырем, основанным на СТРОМЫНИ игуменом Сергием Радонежским в 1381 году по обету великого князя Дмитрия Донского. Слово "стромынь" в словаре древнерусского языка отсутствует.

А вот в толковом словаре В. Даля есть слово, близкое по звучанию. "Стромить - крепить, огораживать или гатить низменный, заболоченный участок дороги или местности. Равно как и втыкать, ставить торчмя". Когда строился монастырь на берегу Дубенки, дорога, шедшая из села Коровицено-Стромынь к монастырю (ныне на этом месте находится кладбище) могла быть гатью. Сам монастырь тоже, возможно, строился на низком месте, которое пришлось "стромить", то есть, несколько возвышать насыпью, укрепляя грунт сваями и гатью. В пользу этого говорят результаты исследований краеведа из Щелково М.С. Гаева "... основание Успенского монастыря явно насыпано, площадь насыпи - около трех гектаров. Холм не торфяной, каким он мог быть, если бы землю сгребли вокруг, а песчаный. Песок не иначе, как со дна Дубенки. При обследовании реки вблизи холма замечено спрямление русла и вычерпывание дна (сохранились валы )".

Значит, "стромить" нашим предкам все-таки пришлось. Есть и еще одно подтверждение этому - в Патриаршей, или Никоновской, летописи, в повествовании летописца об устроении Дубненского монастыря говорится: "...игумен Сергий созда монастырь на реце на Дубенке, на Стромыни..." Так измененное временем слово "стромить" стало "стромынью". По-видимому, название села не относится к самому селу, ни даже к монастырю, а связано лишь с местом, на котором стоял монастырь. Ни в одном источнике невозможно встретить сообщение, что Дубненский монастырь был построен "около Стромыне", или " в Стромыне", или "у Стромыне". Разными авторами в разное время говорится - "на Стромыни".

Это согласуется и с летописными изданиями. В указателе волостей и селений за 1878 год говорится, что в Аксеновской волости Богородского уезда Московской губернии имеется: "подмонастырская слободка" и сельские слободы - "стромыни". Первая относится ко времени существования Дубненского монастыря. В этой слободке, по-видимому, проживали монастырские "служки", работавшие по хозяйству, она располагалась ближе остальных к монастырю. Сегодня это предположительно часть улицы Садовой, из всех семи улиц села она проходит ближе других к кладбищу.

Таким образом, второе значение этого слова - "стромыни", "стромынки" (в множественном числе) - сельские слободы. Они стояли в разных местах низкой, сырой местности, на гатях. Несколько стромынок позднее слились в одно село. В настоящее время на их месте остались улицы села. А Стромынский монастырь перестал существовать в 1764 году. Единственным монастырским строением на этом месте оставался Успенский храм Божьей матери, который в 1786 году был разобран и перевезен в село Капотню Московского уезда. Теперь на месте монастыря не осталось ничего, что могло бы о нем напомнить. Именно в то время селу Коровицыно было дано название Стромыня (Стромынь) в память о Дубненском, Успенском мужском монастыре на Стромыне, а на святом месте было устроено кладбище.

Исторические источники разъясняют, что в начале 14-го века уже существовал тракт, ведущий из Москвы в Суздаль. Название Стромынский (Стромынка) он получил в 1382 году, в год освящения Дубненского Монастыря на Стромыне.

 


Автор предыдущего текста упомянул о переносе Успенского храма в село Капотню Московского уезда. Создатель великолепного сборника "Сорок сороков", Петр Паламарчук, утверждает, что на территории современного московского района "Капотня" некогда существовали два храма: один из них - каменный, в честь Рождества Богородицы - был построен в 1870 году. Эта церковь, исходя из данных рукописи Александровского, части "Окрестности", "...имела древние иконы, вероятно, из древней деревянной Капотнинской церкви".

"Само село известно с начала XIV века. С половины XV века оно принадлежало Николо-Угрешскому монастырю. Деревянная церковь "на каменное дело" приблизительно 1658 года перенесена в 1789 году из Екатерининской пустыни Подольского уезда. Внутри был иконостас с образами середины XVII века. в хорошей сохранности"-, сообщает нам все та же рукопись Александровского.

Но может он ошибался, может неверно назвал адрес, откуда прибыла в этот уголок современной Москвы деревянная церковь? Или же допустили ошибку краеведы? И года переноса церкви и ее появления на новом месте поразительно совпадают (3 года разницы - вполне ясно, что монастырские постройки не сразу же переносили в другие места).  Разные названия храмов? Обычной практикой, при перемещении зданий церквей было переосвящение храма, иногда сопровождавшееся и изменением названия.

Пока разъяснить ситуацию не удается. Единственное, что можно сказать точно - другой деревни с названием Капотня (Копотеньское, Копотня) на карте Московской области нет.

Судьбы у храмов в селе Капотня сложились разные - каменный дожил до наших дней и сейчас восстанавливается. Деревянный храм, названный в книге "Памятники усадебного искусства" 1928 года редким памятником деревянного зодчества, был разобран в 1930-е годы на бревна. По свидетельству последних старожилов Капотни, он стоял на территории современного кладбища с юго-запада в 50 метрах от каменной церкви. Теперь на его месте новые захоронения.

***

Дубенка - несомненно, что в ряде случаев названия подобных рек происходит от славянского дуб - род деревьев. Однако, необходимо учитывать наличие балтийской основы (старше 4 тыс. лет) dub. От этой основы в балтийских языках образован ряд географических терминов, переводимых на русский язык примерно как "углубление, впадина, котловина, яма". Созданные на их основе речные названия в процессе длительного употребления славянским населением подверглись русификации и стали неотличимы по форме от исконно русских названий. (по Е.М Поспелову)

1910 год. Фасад с разрезом и план храма, возможно перенесенного из Стромыни в Капотню.

1910 год. Фасад с разрезом и план храма, возможно перенесенного из Стромыни в Капотню.

 

Автору этих строк не удалось обнаружить ни в литературных, ни в архивных источниках изображение Успенского Стромынского монастыря, построенного игуменом Троицкого монастыря Сергием Радонежским по желанию Великого Князя Дмитрия Ивановича, прозванного Донским. Хотя, как указывает в книге "Поэтика древнерусской литературы" академик Д.С. Лихачев, такое изображение имеется в первом Остермановском томе Русской истории "... на миниатюре N 14 деревянная церковь, которую распорядился поставить Сергий в монастыре на Стромыне на Дубенке, показана шатровой с одной главой, в сходных формах ее изображение повторено на миниатюре N 19..."

Одно из первых письменных известий об основании монастыря во имя Успения Богородицы на Стромыне имеется в Русских летописях. В частности, дважды встречается в Патриаршей или Никоновской (П.С.Р.Л. ХI, стр. 45 и 145), где сказано: "... того же лета 6887 (1379 г. - А.М.) повелением В.К. Дмитрия Ивановича преподобный игумен Сергий создал монастырь на реке на Дубенке на Стромыне, и поставил в нем церковь Успения Пречистая Богородицы и игумена приведе из своего монастыря, от Святой Троицы, именем Леонтия, и освящена была церковь месяца декабря в первый день, и иноки совокупи и монастырь устрои со всем".

Легенда гласит, что в преддверии Куликовской битвы 1380 г. Великий Князь Дмитрий пришел в монастырь к Преподобному Сергию за благословением перед решительным сражением с войсками Мамая и дал обет, что в случае благополучного исхода битвы поставит монастырь во имя Успения Богородицы. Встреча, очевидно, происходила в середине августа, так как на 15 августа приходится праздник Успения. В Никоновской летописи говорится, что Дмитрий Иванович перед походом на Мамая в 1380 году был в монастыре преподобного Сергия в воскресенье, 18 августа. "Краткая летописная повесть 1408 г." и "Новгородская первая летопись младшего взвода 1421 года" молчат о поездке Дмитрия к Сергию накануне выступления войск из Москвы. Пространная летописная повесть 1425 г. упоминает лишь о послании Сергия, содержащем благословение князю, послание это было получено Дмитрием на берегу Дона 6 сентября 1380 г. Можно полагать, что это событие и послужило отправной точкой последующего развития легенды. Житие Сергия 1418 г. уже свидетельствует о посещении Дмитрием Троице-Сергиева монастыря, а разработанную версию этой легенды содержит позднейшее, 80-90-х гг. XV века, "Сказание о Мамаевом побоище", где мы находим и дату посещения монастыря Дмитрием - 18 августа 1380 года. Последняя хронологическая подробность прямо противоречит летописному сообщению о выступлении войск Дмитрия из Коломны 20 августа (следовательно, из Москвы войска вышли еще раньше, ведь до Коломны из Москвы 4 дня пешего хода, и Дмитрий не мог 18 числа находиться в Троице). Можно предположить, что сцена встречи Дмитрия с Сергием накануне Куликовской битвы - плод вымысла древнерусских писателей, отделенных от подлинных событий промежутком не менее чем в сорок лет.

Остается выяснить, когда же был построен и освящен Стромынский монастырь. В Троицкой летописи говорится, что "постройка Стромынского монастыря происходила в 1379 г." и значит, монастырь построен задолго до Куликовской битвы, и его сооружение с данным событием никак не связано. Кроме того, там сообщается, что в том году Благовещение совпало с Пасхой. "Се же написах того ради - добавляет летописец, - понеже не часто так бывает, но реткажды, окроме того лета отселе еще до второго пришествия одинава будет".

Совпадение же Благовещения с Пасхой на самом деле произошло не в 1379 г., а в 1380 году. Это заставляет нас более внимательно присмотреться и к записям о построении Стромынского монастыря на Дубенке. Из них следует, что преподобный Сергий по велению Великого князя поставил церковь Успения Богородицы "и монастырь устроил и келии возгради", а освящена была церковь в первый день декабря на память пророка Наума" , но в 1379 г. 1 декабря приходилось на четверг, а освящение первого монастырского храма в будничный день представить себе трудно. Расчеты показывают: день 1 декабря являлся воскресеньем в 1381 г.

Тогда все становится на свои места: сооружение монастыря в память победы русских ратей на Куликовом поле завершено было именно в 1381 году, что вполне понятно - построить церковь и целый монастырь глубокой осенью 1380 года было невозможно. Впоследствии, при составлении Троицкой летописи, вероятно, листок с известиями о совпадении Благовещения и Пасхи, а также о строительстве монастыря на Стромыне и попал не на место, и по ошибке был переписан под 1379 год.

В письменных памятниках древности никаких данных о состоянии этого монастыря не встречается. Известно только из рукописных трудов монаха Троице-Сергиевского монастыря, ученика Сергия, виднейшего автора русской средневековой литературы Епифания Премудрого, что монастырь на Стромыне был "чудом во всем исполнен". В нем был главный деревянный храм Успения с двумя приделами, один в честь "Рождества Христова", другой во имя святых Афанасия Великомученика и Кирилла Александрийского. Венчали Храм три шатровых верха с деревянными крестами на них. Главная паперть на столбах с перилами завершалась шатром. Боковые два крыльца, у южных и северных дверей храма "крыты плоско", т.е. без шатрового оформления. На главном крыльце или паперти висели четыре колокола "невелики", а в них по смете "семь пудов весу".

Справа от храма находилась деревянная часовня над гробницей второго игумена этого монастыря Саввы Стромынского. Первый игумен Леонтий не долго состоял в этой должности и выбыл в другой монастырь. Савва же был его преемником в управлении обителью, в ней скончался и был погребен. Святостью жизни он более прославился, нежели Леонтий, и потому имя его в списке учеников Сергиевых поставлено выше Леонтиева, и чтилось в XVII веке как имя преподобного, что доказывает изображение его лика в Успенском соборе Лавры и часовня над его гробницею.

Неподалеку от часовни находилась небольшая теплая, на подклети и с трапезной, деревянная церковь во имя Сергия Радонежского, поставленная в честь основателя монастыря, "с шатровым верхом, глава которого и шея обиты чешуею" (деревянными пластинками, называемыми лемехами). На монастырском дворе было шесть келий с сенями и чуланами в них. В этих кельях жили черный поп, игумен и их прислужники. Здесь же находились две житницы (амбары), в которых хранились запасы ржи, ярицы, овса, гречихи, конопляного семени. Были тут также погреб, ледник и поварня. Но " конюшенного и коровьего двора нет". Монастырь был окружен деревянным бревенчатым забором с двумя воротами, "красными" или "святыми", и задними, для выхода на речку и на монастырскую мельницу, которая располагалась тут же на Дубенке...

Из межевых книг Московского уезда XVII столетия видно, что монастырь на Стромыне, построенный по велению Дмитрия Донского, считался монастырем дворцовым и был великокняжеским особняком, местом великокняжеского богомола. В начале XVII века, точнее в 1603 г., монастырь пострадал от пожара. Сгорели все грамоты, подтверждающие принадлежность монастырю его вотчинных владений. Через некоторое время новые грамоты были дадены царем Борисом Годуновым, а затем Василием Шуйским. Права монастыря на владение своими вотчинными землями и селениями были восстановлены.

Спустя 13-14 лет монастырь поднялся, обустроился, но окончательно оправиться так и не смог, и в 1616 г. по царской грамоте он был передан в ведение Троице-Сергиевского монастыря. Поступив в управление Троицкой обители, Стромынский монастырь окреп, число братии в нем умножилось, были восстановлены постройки, за исключением главного Успенского храма. Он был отстроен значительно позже, в 1680 году.

Вновь восстановленный монастырь, впрочем, не мог оправдать своих расходов. Когда же учрежденная в Москве Духовная Славяно-Греко-Латинская академия открыла свои двери для слушателей, Стромынский монастырь, в числе других, по воле государя был назначен в 1682 г. на содержание академии и совсем захирел. Он прекратил свое существование в 1754 году, когда по указу Екатерины II была проведена секуляризация, т.е. обращение в собственность государства церковно-монастырских земельных владений, а также небольших обедневших монастырей. Главный Успенский храм Божьей Матери в 1785 г. был разобран и перевезен в село Копотню. В 1870 г. по желанию священника Павла Фаворского с причтом вместо пришедшей в ветхое состояние часовни, на том же месте, по проекту архитектора Яковлева, была построена каменная, которая дожила до наших дней. Из святынь также сохранилась икона Кипрской Божьей Матери, которую со своим благословением передал сюда основатель обители, преподобный Сергий.

 

Часовня в селе Стромынь, установленная над могилой игумена Саввы Стромынского

 
 

ИЗ ГЛУБИНЫ ВЕКОВ

Часовня в селе Стромынь,

рисунок Владимира Лукьянова

Савва Стромынский

Обретение мощей Саввы Стромынского

 

В. Евреинов
Фото Дмитрия Абрамова

Из послания Патpиаpха Московского и Всея Руси Алексия митpополиту Кpутицкому и Коломенскому Ювеналию: "...считаю спpаведливым установить 4 сентябpя по новому стилю ежегодное пpазднование дня обpетения святых мощей пpеподобного Саввы, дабы тем увековечить память славного подвижника веpы и благочестия земли Московской".

4 сентябpя 1996 года в селе Стpомынь Ногинского pайона пpоизошло знаменательное событие - состоялось откpытие святых мощей пpеп. Саввы Стpомынского. Известно, что с 1381 года и вплоть до самой смеpти в 1392 году пpеп. Савва, ученик пpеп. Сеpгия Радонежского, был игуменом Успенского монастыpя в с. Стpомыни Богоpодского уезда. Сам монастыpь был постpоен на pеке Дубенке Сеpгием Радонежским с одобpения Великого Князя Дмитpия Донского. По пpеданию, записанному в летописи, пpеп. Савва был человеком пpаведной жизни и духовником всего бpатства Успенского Дубенского монастыpя.

Вот как происходило это событие. В присутствии пpедставительной епаpхиальной комиссии в 10 часов утpа в часовне, котоpая по истоpическим свидетельствам постpоена над местом упокоения пpеп. Саввы, был совеpшен молебен на обpетение мощей и начаты pаскопки. На глубине пpимеpно 2,5 метpа от совpеменного пола под известковой надгpобной плитой с оpнаментом было обнаpужено захоpонение пожилого мужчины в деpевянной колоде. На основании многочисленных истоpических свидетельств, цеpковного и наpодного пpеданий, учитывая также то, что и существующая, и пpедыдущая часовни были постpоены для сохpанения памяти о пpеп. Савве, сомнений в пpинадлежности обpетенных мощей у комиссии не возникло.

В честь обpетения мощей пpеп. Саввы в хpаме Успения Пpесвятой Богоpодицы с. Стpомынь пpошло пpаздничное служение, возглавленное митpополитом Кpутицким и Коломенским Ювеналием.

 

СЛОВО КОЛЛЕКЦИОНЕРАМ

Черные доски
(Записки начинающего коллекционера)

Публикуется по: Солоухин В.А. "Зимний день". М.: Сов. Писатель, 1969

(отрывок из книги)

 

Есть в Москве улица Стромынка. Была раньше на Руси знаменитая Стромынская дорога. Называется она, оказывается, по большому селу Стромынь. Я как услышал, что есть такое село, так и поехал скорее посмотреть.

Посреди Стромыни стоит кирпичная церковь, обнесенная высокой глухой оградой. По виду я сразу определил, что церковь давно закрыта, но почему-то до сих пор не разорена. У первой попавшейся женщины я спросил, кто хранит ключ и как найти этого человека. Тут-то я и столкнулся с явлением для меня новым и удивительным.

- Нет никакого ключа.

- Этого не может быть. Если нет у прихожан, скажем у бывшего церковного старосты, который продолжает исполнять обязанности сторожа, значит, есть в сельсовете?

- Что толку в сельсоветском ключе. На церкви-то два замка. Один сельсоветский, а другой наш. Ты думаешь, почему церковь цела? Потому что сельсовет без нас не войдет. Только ее закрыли, мы - свой замок.

Я пошел удостовериться и увидел, что не просто войти даже в церковную ограду: вокруг церкви возведен высокий тесовый забор. Издали я разглядел: действительно, на церковных дверях висят два замка. Один маленький, ширпотребовский, который откроет всякий мальчишка, ковырнув гвоздем, другой большой, старинный, замысловатый. Положение сторон сразу представилось мне неравным. Богомолки без сельсовета, пожалуй, если захотят, в церковь войдут, что им стоит отпереть современный замчишко. А вот сельсовет без богомолок войдет едва ли.

Все-таки я решил поискать концы и то у одной женщины, то у другой спрашивал: кто раньше был старостихой, как ее найти. Было очевидно, что я натолкнулся на круговую поруку. То мне говорили, что никакой старосты вообще не было никогда, то говорили, что староста была молодая девка, которая вышла замуж в другую деревню, то говорили, что староста умерла, а ключ спрятала и теперь его никто не может найти. Наконец молодая девушка, скорее всего из приезжих, вероятно зоотехник или медичка, невольно выдала мне стромынских женщин. Она показала мне на дом, в котором живет церковная староста.

Дальше все началось как в комической пьесе. Совпало, что в этот день стромынские богомолки уехали в райцентр хлопотать насчет открытия церкви - очередная, надо полагать, не первая, делегация. Совпало, что ходоки возвратились в село каких-нибудь четверть часа назад, В райцентре им сказали, что приедут и еще раз посмотрят на церковь. И вот я был принят за представителя из района.

Тотчас сбежалось десять-пятнадцать женщин: и те, что ходили в район, и те, что сидели дома, ожидая результатов посольства.

- Ишь как он скоро!

- Где это он нас опередил, ровно мы нигде не задерживались.

- Наверно, пока мы с тем очкастым разговаривали, этот через другую дверь в машину - и сюда.

- Хотел раньше нас успеть. Нет, браток, без нас ничего не выйдет.

Показалось забавным побыть немного в роли уполномоченного из района, без самозванства, впрочем, но лишь не разубеждая несчастных бабок.

- Ну, значит, где же ваш ключ?

- У верующих.

- Я понимаю, но у кого именно?

- У всех.

- Сколько вас всех?

- Одиннадцать деревень, а уж сколько народу - не считали.

- Значит, ключ сразу в одиннадцати деревнях? Так не бывает, он у кого-нибудь одного.

- Нет ключа. Да на что он тебе?

- Я хотел бы войти в церковь, поглядеть.

- Нечего на нее глядеть. Снаружи гляди, а внутри нечего.

- Ну вот, я хотел сделать вам лучше. Сами же хлопочете, чтобы открыли церковь, а как только человек захотел поглядеть, прячете ключ.

Женщины шептались между собой.

- Может, дать ему ключ для нашей же пользы?

- Как же дать! Он его схватит, в машину и был таков. А завтра приедут на грузовиках и взорвут. Мало вокруг-то взорвали.

- Я думаю, дать. Человек он на вид неплохой. На злодея не похож.

- Все они на вид не злодеи. Я решил углубить раскол.

- Ну как хотите. Я сейчас уезжаю, думайте еще пять минут. Больше уж не приеду никогда.

Богомолки заволновались:

- Ну чего мы боимся? Ты, Марья, дай мне ключ в руки. Я ему открою, а ключа-то не дам. Неужели он его у меня отнимет. Да я скорее умру, чем ключ из рук выпущу.

- А может, они на грузовиках-то подъехали и прячутся. Только мы откроем, они все в церковь, а потом не выгонишь. А за ночь-то и взорвут. Либо все выгребут, останутся одни стены.

- Ну как решили, не дадите ключа?

- Нет, не дадим. Привозите священника, чтобы служить, тогда и откроем.

- Где я возьму вам священника, я ведь только взглянуть.

- Знаем мы ваши хитрости. Нет у нас никакого ключа. Привозите священника,- пожалуйста, будет ключ.

Стромынь является исключением. Случаи, чтобы церковь закрыли, но не разорили, очень редки. Закрытую церковь показывают сначала представителям епархии, духовенству. Может быть, они возьмут ризу поновее, может быть, возьмут Евангелие, но чаще всего представители духовенства ничего не берут, и посещение ими церкви носит формальный характер.

После этого в церковь приезжают работники отдела культуры, два или три человека. Эти ищут исключительно благородные металлы. Золота давно уж нет в российских церквах. Могут обнаружиться лишь серебряные ризы. Если таковые есть, то работники отдела культуры отдирают их от икон и запихивают в мешок. Появляются первые ободранные иконы. Церковные книги и живопись как таковая работников отдела культуры не интересуют.

Я далек от того, чтобы обвинять в чем-либо работников культуры. Для них ведь всегда эта, так сказать, акция бывает делом большой неожиданности. У них в предмете совсем другая материя: колхозные клубы, библиотеки, кружки самодеятельности. Они занимаются всем этим, и вдруг им говорят, что нужно ехать и смотреть церковное имущество. И не просто смотреть, но отделить ценное от неценного. Да они его никогда до сих пор не видели. Они о нем никогда до сих пор не думали. Значит, могут ли они разобраться в нем и определить, что к чему?

Кроме того, можно понять их и со следующей стороны: "До нас уже были церковники. Те не занимаются кружками самодеятельности и клубами. Те все время имеют дело с церковным имуществом. Они-то, наверно, понимают. И уж если они ничего не взяли в закрытой церкви, значит, действительно взять там нечего".

После двойного контроля (епархия и район) совесть закрывших церковь вполне спокойна: ничего ценного, значит, в церкви нет. Церковь продается колхозу под склад, либо под гараж, либо под столярную мастерскую. Но главным образом - склад. Это проще, не надо и переделывать. Нужно только выбросить все, что находится внутри, оставив голые, хотя бы и расписанные церковные стены.

При выбрасывании церковного имущества несколько вещей может уцелеть, остаться на месте. Например, нужно загородить разбитое окно. Досок под руками не окажется. Да и зачем искать доску, когда можно воспользоваться предназначенной к выбросу иконой. Вот почему, как бы давно ни была закрыта церковь, никогда не нужно проезжать мимо. Обойти кругом, посмотреть на окна, заглянуть внутрь. Полезно полюбоваться лишний раз прекрасным архитектурным сооружением.

Но лучше приехать в церковь не тридцать лет спустя после ее закрытия, а в то короткое время, когда представители района или духовенства от нее уже отступились и отдали ее в полное распоряжение колхозу, а колхоз не успел еще навести своего порядка.

 

СЛОВО СОбИРАТЕЛЯМ ИСТОРИИ РУССКОЙ ЦЕРКВИ

По желанию великого князя Дмитрия Донского богомудрый Сергий основал в 1378 году монастырь Дубенский на Стромыни, с церковью Успения Богородицы, в 30 верстах на юго-восток от Троицкой Лавры, при речке Дубенке, и поставил игуменом ученика своего Леонтия. Вторым игуменом в той же обители был преподобный Савва Стромынский по благословению преподобного Сергия (история Русской Церкви преосвященного Макария, IV, 188).

Во все эти места преподобный Сергий сам ходил, по обычаю, пешком, чтоб избрать место и положить начало обители. Средства как для построения, так и для содержания монастырей даны были великим князем.

В рукописных святцах сказано: "Преподобнаго Сергия ученицы преподобнии отцы Савва и Леонтий, начальницы быша Стромынскаго монастыря благословением Сергия чудотворца". Из последних слов видно, что оба они были поставлены самим Сергием. Со времени основания Стромынского монастыря до преставления преподобного Сергия протекло 13 или 14 лет; должно полагать, что Леонтий недолго был игуменом и выбыл куда-либо в другой монастырь, а Савва был его преемником в управлении обителью, в ней скончался и погребен. Святостию жизни он более прославился, чем Леонтий, и потому имя его в списке учеников Сергиевых поставлено выше Леонтиева, и чтилось в XVII веке. На месте Стромынского монастыря стоит теперь село Стромынь на дороге Стромынке, лежащей между Ярославскою и Владимирскою шоссейными дорогами. Там подле древнего Усенского храма, в особой часовне, почивает под спудом преподобный Савва Стромынский, который на иконах изображается кривым, с закрытым правым глазом.

Воспроизведено по тексту графа М.В. Толстого "Рассказы из истории Русской Церкви"

 
 

Стучите, и откроется Вам. Просите, и дано будет...

Н.Науменко
Н. Волкова
Фото Н. Андрюшова

Дpевние пpедания pассказывают, что Пpеподобный Сеpгий с учеником Романом по пути из Тpоицы в Киpжач остановился на этом месте и жил здесь пpодолжительное вpемя.

Каждый день пpосил он Господа о даpовании силы pусскому наpоду, утвеpждении воли и пpобуждении pазума. И Господь внял молитве Пpеподобного...

С тех поp по пpеданию бьют из недp гоpы пpобужденные силой Духа животвоpящие стpуи. И подают посpедством своей физической зpимости и осязаемой действенности пpимеp великой полной силы Благодати, котоpая волею Божьей и молитвой Пpеподобного Сеpгия снизошла над Русью тех вpемен и котоpая лишь сегодняшним днем должна войти в свою полную и животвоpящую силу, пpобуждая нас к воле и pазуму, без котоpых утеpяем мы окончательно Богом нам данную Русскую Землю.

(Из надписи на щите, поставленном на месте впадения источника в pеку Вондигу.)

 

Этим летом многие жители Черноголовки побывали вместе с детьми в удивительном по красоте и несколько таинственном месте. Оно находится в часе езды от Черноголовки по "третьему кольцу" в направлении Сергиева Посада. С 30-метpовой высоты мчит по кpутому склону мощный поток. Наpодная молва связывает этот источник с именем Пpеподобного Сеpгия, великого святого Земли Русской.

Нас попросили поискать, нет ли каких-либо сведений, рассказов об этом удивительном источнике. Кроме того, выяснилось, что хотя имя Сергия Радонежского знакомо всем, и в глубине души каждого, даже неверующего человека, отзывается чем-то светлым, родным и очень важным, но о его судьбе люди знают все-таки очень мало.

Прошло 600 лет со дня смерти Сергия. Но странное ощущение испытываешь, находясь рядом с этим источником. Кажется, что недавно был он здесь, только что стоял опершись на неструганные сучковатые перила, но ненадолго отлучился, чтобы не смущать нас.

Народные предания рассказывают, что таких "Сергиевых" источников существует много. Однако в "Житии" Сергия Радонежского описывается только один. Вот история "отворения" источника, по мотивам которой была написана икона "Сергий Радонежский в житии" (ХVI век) (см. рис.).

Монахи Троицкого монастыря возроптали однажды на Сергия, своего игумена: неудачно-де он выбрал место для монастыря, очень уж далеко ходить за водой. После этого Сергий, сопровождаемый одним из послушников, спустился в "дебрь" под гору, в место, где никогда не было проточной воды, и на краю канавы, заполненной дождевою водой, начал молиться. И - внезапно источник велий явися. Чудесно явленный из недр родник не только облегчил жизнь монахам. К источнику стали стекаться люди из ближних и дальних сел. Пошла молва о чудесной силе родниковой воды, врачующей недуги. Источник стал называться Сергиевой рекой. Но услышав об этом, смиренный чудотворец воспротивился:
"Братие мои, ведь не я дал воду вам. Это Господь милосердный утешил нас, недостойных, своею милостью".

Видимо, запрет Сергия держался лишь до его смерти. Почитание, разрастаясь, пересилило волю святого, окрепло в новых веках.

Из многих "Сергиевых источников", по преданию открытых ("отворенных") старцем, неизвестно местонахождение даже самого первого, упомянутого в "Житии". Варварски был засыпан в недавнем прошлом колодец, который Сергий открыл в Киржаче, когда ставил там Благовещенский монастырь. Был когда-то "Сергиев кладезь" и в городке Петровске - на полпути из Переславля Залесского в Ростов Великий. Дорогою этой Преподобный не раз ходил, останавливался тут на ночлег и, видимо, по просьбе местных жителей вывел для них из-под земли водную жилу.

Об этом его даре отворять воду знали, конечно, и в гоpоде Радонеже, где прошло отрочество Святого. Приехав в Радонеж, и сейчас можно найти к северу от храма, в овраге "Сергиев родник", за которым ухаживают местные жители.

По-видимому, предания слагаются и в наше время. При посещении Сергиева источника, называемого в народе еще "водопад Гремячий", мы слышали, что три мощных струи забили по повелению Богоматери, явившейся в этом месте Сергию. В "Житии" об этом нигде не упоминается. Несомненно однако, что Сергий Радонежский был здесь. Известно, что исходил он пешком здешние окрестности в поисках красивого места для основания новой обители. Сергий обладал обостренным чувством прекрасного. Какой поразительной красоты места избрал он для закладки новых монастырей! Гора Маковец, на которой расположена Троице-Сергиева лавра, обрыв над речкой Киржач с Благовещенским монастырем, Голутвинский плес - полуостров, гора Высокая в Серпухове... Сколько везде неба, простора, чистых воздушных токов, синих лесных далей, вольной земли, дышащей подъемами и спадами.

Очень точно сказал о Сергии кто-то из русских писателей: "Он держит в руках красоту земли Русской".

Более шести веков тому назад высоким и красивым был берег реки Дубенки, в тех местах, где сейчас находится село Стромынь. Жители этого села издавна чтят родник, который находится на берегу Дубенки, за околицей на виду у кладбищенской рощи, обозначающей границы находившегося здесь Успенского Стромынского монастыря, также основанного Сергием Радонежским. Пожалуй, из всех существующих сейчас "Сергиевых источников" - этот родник наиболее достоверно связан с его именем. Он издавна называется Сергиевым и считается святым. Шесть веков тому назад Сергий сам, по просьбе Дмитрия Донского, выбрал здесь место для монастыря. Монастырь стоял "над стремниною" - местом, где русло быстрой и бурной тогда Дубенки круто поворачивало. Так в Рогожской летописи и сказано: "Игумен Сергий, преподобный отец, постави церковь в имя святыя Богородице, честнаго ея Успения, и укрепи ю иконами и книгами и монастырь устрои, и кельи возгради на реке на Дубенке на Стромыне..."

Почему так относится русский народ к Сергию, почему бережно охраняет реликвии, с ним связанные?

Возможно, ответ кроется в таких строках В.Ключевского:
"В верующую народную душу глубоко запало сильное и светлое впечатление, произведенное когда-то одним человеком и произведенное неуловимыми, бесшумными, нравственными средствами. Первое смутное ощущение нравственного мужества, первый проблеск духовного пробуждения. Это имя сохранило силу непосредственного личного впечатления, какие производил Сергий на современников. Этим настроением народ жил целые века. Оно помогало ему устроить свою внутреннюю жизнь, сплотить и упрочить государственный порядок".

8.10.92 г. исполнилось 600 лет со дня кончины Св. Преподобного Сергия Радонежского (1314-1392). Не было на Руси человека большей духовной крепости, нравственной силы, душевной праведности. Благодарственная память народная нарекла Сергия Великим Молитвенником и Хранителем Земли Русской.

Всю свою долгую жизнь служил он Богу и Родине. То были времена тягчайшего порабощения и унижения нашего народа. И худшим поработителем было не "татаро-монгольское иго", а чувство собственной национальной неполноценности, духовное бессилие, душевная растерянность. Некогда великая, Русь разлагалась на скопище враждующих княжеств. Под пятой очередного хана отечественные князья уподобились стае стервятников, рвущих друг у друга лучшие куски от тела поверженной и поруганной врагом Родины. Народ прозябал в нищете и невежестве. Жили одним днем, не помня прошлого, не думали о будущем. Казалось, что нет в этом мире силы, способной развеять мрак над русскими землями. Говорят, что великому народу даны великие испытания. Нет греха пасть под ударами судьбы - грех не подняться. Русь поднялась, ибо личный пример Сергия десятилетиями зримо и незримо напитывал силою Светоносного Духа ум и душу ее народа. Его пример вернул людям Веру в свои силы, пробудил Надежду на лучшее и достойное будущее, возжег Любовь к Богу и Отечеству.

Сегодня, в преддверье ХХI века, Россия вершит свой окончательный, исторически заданный ей выбор. Наши времена подобны временам Сергия. Как и тогда, решаем вопрос - быть или не быть Земле Русской. Тьма овладела нашим умом и сердцем, и потому вновь кажется, что нет силы обороть ее. Это не так. Волей Божьей Преподобный Сергий всегда хранил, хранит и будет хранить нашу землю, лишь бы нам самим не отринуть его помощь. И как бы сегодня ни бесновалась вокруг нас тьма, пытаясь запугать или прельстить своими лживыми посулами, - силу Светоносного Духа, даруемого всем нам молитвами Преподобного Сергия Радонежского, одолеть ей не дано.

На том стояла, стоит и стоять будет Земля Русская

(Надпись на щите, стоящем у подножия холма, с которого стекает Сергиев родник).

 

 

Источник материала: http://goledyanka.narod.ru/Stromyn.htm


ООО "Торговый Центр "Первомайский",  Москва, 9-ая Парковая 62, 468-41-20, 468-41-19